Автор: Ольга Курбангалиева

Иллюстрации: Никита Васильчук

 

В поисках подарка

 

Входная дверь скрипнула и тут же закрылась. Лилу слышала как ключ провернулся в ней два раза, а потом раздался звук удаляющихся шагов.

Лилу подпрыгнула в кровати от долгого ожидания и быстро натянула на себя домашние штаны. Напрочь позабыв о тапочках, девочка прямиком побежала в комнату родителей мимо ванной.

Лилу совершенно забыла про то что нужно умыться, у нее очень мало времени, чтобы осуществить задуманное: папа в отъезде, мама только что пошла к тетушке Зои за молоком. Болтают они недолго и то, если бабуля станет рассказывать про своего котика Барсилио или не поинтересуется, как ведет себя Лилу.

 

Всего полчаса, чтобы найти свой подарок! Ведь совсем скоро у Лилу день рождения, а ей так хочется знать, что же родители решили подарить ей на праздник!

Еще вчера Лилу случайно подслушала как они перешептывались о чем-то в своей комнате. Мама с папой смеялись, а потом долго шуршали бумажками и скрипели дверью шкафа. Значит, подарок уже куплен и находится в комнате мамы и папы! Лилу так нетерпелось узнать, что же ей подарят родители. Вдруг в шкафу лежит новенький телескоп, о котором она так мечтала?

Лилу и кривое зеркало лжи

Девочка увидела его еще месяц назад, когда гуляла после школы по магазинам. Она с любопытством разглядывала витрины: машинки, странный цветастый веер, розовые бусы, калькулятор и аквариум с экзотическими рыбками. Все это так скучно!

Но тут Лилу остановилась, как вкопанная: в стеклянной витрине на своих трех изящных лапах красовался новенький телескоп. Он гордо возвышал к небу свой единственный глаз и сверкал полированными боками.

 

Как далеко сможет заглянуть Лилу за горизонт, когда взберется с ним на крышу, какие новые звезды откроет на небосводе! Эмоции так и переполняли ее — это невозможно было передать словами!

Мир остановился и теперь все мысли Лилу вращалось вокруг этого восхитительного инструмента для новых открытий! Не без труда оторвавшись от любования, она все-таки вышла из магазина и направилась прямиком к дому. Теперь Лилу точно знает о чем ей помечтать (по-крайней мере, на ближайшую неделю).

Она спешила поделиться увиденным с мамой, чтобы «нечаянно» намекнуть ей о подарке на день рождения! Но мама была крайне занята. Она пересаживала цветы и почти ничего не ответила на увлеченный рассказ дочки о чудесном телескопе. Только и сказала: «Лилу, подай мне, пожалуйста, вот этот совочек!» и снова увлеклась работой.

Девочка ходила расстроенной ровно до вчерашнего вечера, когда вдруг услышала за дверью родительской комнаты заветные шуршания бумаги и перешептывания. Купили. Они все-таки купили телескоп. Скорее бы наступил завтрашний день, чтобы можно было проверить свои догадки!

 

И вот, босоногая, неумытая и лохматая, но с блестящими искорками в глазах Лилу стояла в комнате родителей прямо возле платяного шкафа. Дело оставалось за малым — открыть дверцу и, аккуратно просунув руку между вещами, посмотреть, куда мама с папой могли спрятать ее подарок?

Но там ничего: только мамины платья и папины рубашки, плотно прилегающие своими боками, словно влюблены друг в друга без памяти. Может быть, телескоп лежит наверху? Там же есть еще одна полка!

Времени бежать за стулом на кухню совсем не осталось, нужно было торопиться. И тогда Лилу решила попробовать дотянуться. Она встала на носочки, напрочь позабыв об озябших пальцах на ногах, и потянулась на вверх...

 

Бах!!!

Даже так: трах-ба-бах!!! Вдруг сверху прямо на Лилу упала большая атласная коробка с украшениями, которые разлетелись по всей комнате куда глаза глядят! И мамины брошки, и бусы, и старинные наручные часы...

Самое страшное, что одна из этих брошек — любимая и дорогая маминому сердцу, находилась под ногами Лилу в ужасном виде: большой яркий камень, который был закреплен в оправе, выскочил из нее. И теперь лежит прямо на полу одинокий и несчастный,  такой же несчастный, как и она.

Ой, мама! Мамочка! Лилу в ужасе замерла и вдруг услышала, что во входной двери повернулся ключ - мама пришла.

Что же теперь делать?!

 

 

Маленькая ложь

 

Решение было принято незамедлительно.

Раз — и одним движением руки Лилу сгребла все рассыпавшиеся драгоценности в одну кучу. Два — расколовшаяся брошь припрятана в груде украшений и заботливо засыпана остальными сокровищами. Три — все они помещены в коробку, которая в один прыжок возвращена на место на верхнюю полку шкафа.

— Лилу, ты уже встала?

На пороге стояла мама с литровой банкой свежего молока в руках для блинчиков и улыбалась.

— Да! Только что! Иду умываться!

Лилу, уже успевшая выбежать из комнаты родителей, стояла в дверях и демонстративно терла глаза, как будто только что проснулась. Потянувшись и поправив штанишки, она повернулась лицом к маме и сказала:

— Ты была в магазине? Я слышала как ты пришла, и сразу же захотела тебя обнять!

Бросившись к маме, Лилу, стараясь не выдавать трепетно бьющегося сердца, продолжила:

— Мамуль, я очень тебя люблю! Приготовишь блинчики как я люблю?

Мама искренне засмеялась — так, что в ее глазах проступили знакомые игривые чертики. Потрепав дочку по голове, она ответила:

— Я тебя тоже! Ну, беги скорее в ванную, а я пока займусь готовкой!

 

И, переместив банку молока в другую руку, мама отправилась на кухню, напевая под нос свою любимую песенку:

 

Однажды бугагашка,

По имени Барашка,

Меня хулиганить научил,

 

Мама же велела не слушать бугагашек,

Что б папочка за внучку,

От деда атата не получил,

 

Но я тогда не послушная была,

И папу все же подвела...

 

Лилу же, зашла в ванную и прислонившись  к стене, перевела дух. Немного придя в себя она стала размышлять: «Как же так получилось, что она, никогда ранее не обманывающая свою маму, скрыла от нее неприятную правду?». Ответ конечно же был: «Она не хотела расстраивать маму, потому что очень-преочень ее любила». Но ответ этот все равно, как заноза в пальце, не давал никакого покоя.

Потому Лилу решила подумать об этом за завтраком еще раз и, взяв в руки зубную щетку, начала чистить зубы. В конце концов, обман обманом, а походы к стоматологу она не любила так же сильно, как грусть и разочарование своей милой мамочки.

 

 

Словно заноза в пальце

 

Это было странно, но блины, которые испекла мама, не лезли Лилу в горло. И еще страннее было ощущать это потому, что она их просто обожала! Вместо того, чтобы с аппетитом уплетать блины за обе щеки, Лилу рассеянно смотрела то в окно, то на маму, продолжающую хлопотать у плиты, и думала о своем.

— Лилу,  ты не заболела?

Мама наконец-то заметила, что дочка не съела ни одного блинчика и тут же забеспокоилась.

— Нет, просто что-то не очень есть хочется! Пойду я к себе в комнату и почитаю.

— Хорошо, а я пока допеку блины. Потом сможем прогуляться с тобой к озеру и посмотреть на бальные танцы водомерок. Ты ведь давно этого хотела.

— Ладно, мамуль, — ответила Лилу, — давай поговорим об этом позже!

И,  повернувшись спиной к маме, подумала: «Если бы ты знала, что я натворила, ты бы не стала предлагать мне такие приятные вещи. Я ведь этого не заслужила!».

Лилу зашла в свою комнату, взяла в руки книгу и решила немного отвлечься от грустных мыслей. Они были словно большие жирные пчелы, намеревавшиеся поживиться нектаром. Так и лезли к девочке в голову, как будто внутри была целая поляна клевера.

Да, какое уж тут чтение! Лучше порисовать в конце концов или поиграть в воображаемые мыльные пузыри...

За что бы в этот день ни бралась Лилу, все валилось у нее из рук. Мысли девочки путались и постоянно возвращались к тому, что мама может обнаружить результат ее проделки. Что тогда будет? Лилу беспокоилась и о сломанной брошке и о том, как мама отреагирует на ложь, ведь это случилось впервые.

 

Но, как ни странно, ничего страшного не происходило. Мама так же улыбалась, гладила Лилу по голове, ходила с ней на озеро, а потом сидела на диване и вязала носочки для тетушки Зои. Бабуля была стара, позаботиться о ней было некому, поэтому мама хотела порадовать старушку хоть чем-нибудь приятным.

Когда наступил вечер, они поужинали (Лилу через силу старалась кушать хорошо, чтобы мама ничего не заподозрила). Потом немного поиграли в Крестики-Нолики, после чего Лилу сказала, что устала и пошла к себе в комнату.

На душе было очень нехорошо и гадко — так, что слезы на глаза наворачивались. Сверкающий телескоп давно уже был позабыт, грядущий день рождения покрылся туманной пеленой, зато воспоминания о том, что она сделала сегодня утром, совсем не давали покоя.

Лилу легла в кровать и посмотрела в темное окно на испещренный сотнями миллиардов прекрасных звезд небесный свод. Она смотрела и думала: «Ах, как бы было здорово, если бы от вранья не становилось худо! И не нужно было бы так мучиться, что ты кого-то обманул. Все бы только радовались...».

Больше ничего подумать девочка не успела, потому что сон своей волшебной силой перенес Лилу в далекую страну, где божьи коровки дают волшебное молоко, кузнечики играют на скрипках, а кот тетушки Зои вяжет ей на досуге большие пушистые носочки...

 

 

Кажется что-то пошло не так

 

— Лилу, доченька, просыпайся! Пора завтракать! — прямо из кухни донесся ласковый мамин голос.

Часы, висевшие на стене, показывали 9.45. Это означало, что Лилу проспала больше 12 часов подряд.

«Ого», — удивилась про себя Лилу, — «И когда это раньше я спала так долго? Видимо, вчерашний день меня сильно утомил».

Натянув на ноги тапочки и потирая руками глаза, девочка неспешно встала с кровати.  «Крепкий сон — залог хорошего здоровья», — подумала Лилу и отправилась на кухню.

— Доброе утро, мам! Я так долго спала, что совсем не слышала, как ты проснулась! Чем сегодня будем за.....?

Слова застыли прямо у Лилу на губах, потому как то, что она увидела, заставило ее окончательно проснуться.

Это была не ее кухня! Вернее, так: комната была такой же и стол обеденный в ней стоял там же, и холодильник, и плита, и мама, которая готовила на ней завтрак.

Но вот все остальное оказалось совершенно другим! Обои почему-то стали зеленого цвета, а не розового, как было еще вчера. Штор, которые раньше висели на окнах, тоже не оказалось — вместо них девочка увидела красивые жалюзи. Наконец, чайный сервиз, из которого они всегда пили чай, был не белым в синий цветочек, а тоже зеленым, украшенным красивыми еловыми веточками.

Неужели Лилу до сих пор спит и все это ей только чудится?

— Лилу, ты чего стоишь? Бегом умываться! Разве ты забыла, какой сегодня день? Сегодня приезжает папа!

«Ой, точно!», — подумала Лилу, — «Папуля должен вернуться именно сегодня, а ведь они так давно не виделись. Но эти обои и жалюзи, и даже этот сервиз».

— Мааам, ты что, сделала все это за ночь?

— Что именно, дочка? — удивленно спросила мама, повернувшись к ней лицом.

И тут Лилу растерялась окончательно: это была не ее мама!

 

 

Флипфлоп

 

Сказать, что Лилу пребывала в шоке, значит, не сказать ничего: во все глаза она смотрела на женщину, которая была одета в такой знакомый передник и пекла оладушки на знакомой плите, напевая за пару минут до этого такую знакомую песенку...

Но это была не ее мама!

Дама, необъяснимым образом попавшая на их кухню, ни капли не похожа на нее! Она была удивительно красивой, грациозной, улыбчивой — но не ее мамой, это точно!

Однако ненастоящая мама явно не понимала странного поведения девочки и продолжала:

— Что с тобой? Ты так смотришь на меня, как будто кого-то другого ожидала увидеть! — засмеялась она, а потом продолжила:

— Дочка, ты все на свете проспала! И свои любимые оладушки тоже!

«Вот! Вот именно!», — мысли Лилу бешенно метались. «Я люблю блинчики и ты всегда готовишь их мне по утрам, а оладьи я вообще никогда не ем. И почему ты все время говоришь «дочка»?».

Но вместо того, чтобы сказать это вслух, девочка продолжала стоять посреди кухни и смотреть на незнакомую тетю, стоящую у плиты.

А та тем временем продолжала:

— Беги умываться, дочка, скоро папа приедет! Мы же собирались сегодня поехать в центр и купить тебе новые книги в лавке. Помнишь, ты же хотела их на день рождения?

«Какие такие книги? Я ведь хотела телескоп! Неужели ты не помнишь?», — Лилу хотела сказать и об этом, но тут же вспомнила, что это не ее мама и знать о тайном желании дочки она не могла.

Но разве так бывает? Чтобы вдруг мама стала не мамой, а какой-то другой тетей, но с таким же голосом и улыбчивыми глазами? Почему она ведет себя, как хозяйка на этой кухне, и почему сама комната так изменилась всего за одну ночь?

Это никак не укладывалось у Лилу в голове, потому она попятилась спиной к дверному проему и только и смогла крикнуть: - Я сейчас, мам... Сейчас я приду! - и пулей побежала в свою комнату, захлопнув за собой дверь.

 

Что происходит, неужели все это ей снится? А если так, то как заставить себя проснуться? Может быть, надо ущипнуть себя за руку? Где-то она об этом недавно читала. Точно! Надо придти в себя!

И Лилу со всей силы ущипнула себя за плечо.

— Не поможет, даже не пытайся!

Лилу даже вздрогнула от неожиданности. «Кто это сказал?», - пронеслось у нее в голове.

— Я сказал, разве ты меня не видишь? Ах, ну да, ты же думаешь, что ты спишь, а потому ничего «такого» не замечаешь!

— Какого «такого»? Непонятного? Кто ты и где прячешься? — Лилу немного пришла в себя и стала оглядываться по сторонам в поисках обладателя незнакомого голоса.

— А ты точно хочешь меня видеть? Вдруг, я тебе не понравлюсь?

— Почему ты должен мне не понравиться? Ты разве страшный? — тут же нашлась Лилу. Надо же было рассекретить волшебное существо!

— Вроде бы нет, но все зависит от того, как на меня посмотреть. Я же Флиплоп! Захочу — страшным буду, а захочу — симпатичным: таким, что даже тетушка Зои будет поить меня молоком для своего Барсилио!

«Ой, этот таинственный кто-то знает про тетушку Зои!», — подумала Лилу.

— Еще как знаю!

Незнакомец, который не спешил показываться девочке на глаза, будто бы читал ее мысли.

— Я заглядывал к ним в окошко, только вот котик старушки меня не очень-то жалует. Наверное, боится, что я и правда выпью его молоко!

— Ну, не хочешь тогда не появляйся, у меня и так сейчас хлопот достаточно, — отмахнулась Лилу.

— Хорошо, хорошо, я сейчас, смотри. Ап! — сказал голос, но ничего не произошло.

— И где ты? — Лилу подбоченилась в возмущении.

— Ну как же, вот стою перед тобой.

Лилу даже попробовала ухватить невидимого обладателя голоса, но рука, свободно пройдя сквозь воздух, ничего не поймала…

— Ты меня обманываешь, здесь никого нет, — возмутилась Лилу.

— А ты умная девочка тебя не проведешь! — сказал голос и перед глазами Лилу вдруг возник маленький смешной человечек.

Флипфлоп был одет в большой колпак и широкий вельветовый костюм желтого цвета.  На груди были нарисованы еловые веточки — такие же, как на новом кухонном сервизе.

 

— Ага! — незнакомец продолжал читать мысли девочки, — Ты все верно заметила! Правда, без твоей помощи не обошлось!

— Какая такая помощь? Это ты, на кухне все поменял за ночь?

— Ну не совсем. Вернее, твоя ложь помогла. Я всего лишь добавил деталей. Тебе же не очень нравились розовые стены и массивные шторы? Я и подумал, что тебе будет приятно завтракать на зеленой кухне. Аппетит, как-никак, добавляет. А то ты со вчерашнего дня толком ничего не ела!

— Да как-то не хочется. И дело даже не в кухне, а в...

— Маме? — тут же нашелся человечек, который, устав стоять перед Лилу на вытяжку, присел на краешек стула. Тот был ему велик, но Флипфлопа это ни капли не смущало.

— А что именно в новой маме тебе не нравится?

— Ну как это что? Это же не моя мама! Это какая то незнакомая тетя!

— Ну, всякое действие имеет свои последствия! Все та же мама все те же блинчики. Просто теперь ты смотришь на мир под другим углом,  — с этими словами бугагашка высунул язык и склонил голову на бок, закрыв ладошкой один глаз, — Вот так примерно.

 

Флипфлоп скривил смешную рожицу, но Лилу было совсем не до смеха:

— Одна сплошная ложь, и не блинчики это вовсе, а оладушки! — запротестовала Лилу.

— Точно — ложь, — согласился бугагашка, — но зато мама довольна и не печалится из-за сломанной брошки, ведь ты же желаешь маме только добра. Правда?

— Ой, — вырвалось у Лилу, а про себя девочка подумала «Может и правда, все не так страшно? Может брошку сокровищные феи сломали, когда играли с ней? На них же никто не обижается, они же феи. Да, точно, брошку феи сломали»

— Вот виииииидишь, — Флипфлоп, растянулся в лукавой улыбке, - все хорошо, все довольны. Осталось только привыкнуть к оладушкам и все наладится.

 

 

Маленькая ложь и большие последствия

 

И понемногу Лилу начала привыкать. «В общем-то и привыкать особо не к чему», думала она, «ну подумаешь кто-то кухную перекрасил, подумаешь мама теперь одевается по другому, не все же время в одном и том же ходить». А на улице так вообще все оставалось по-прежнему, те же симпатичные соседские домики, похожие на имбирные пряники, те же вековые сосны на окраине деревни, и башня с часами на центральной улице все та же. Правда, домик тетушки Зои стал выглядеть несколько иначе. У него покосились стены и крыша стала ужасного желтого цвета, прямо как костюмчик Флипфлопа. В общем, знакомый прежде домик, стал выглядеть по-другому и все лишь потому, что Лилу соврала тетушке Зои. Она как-то спросила у девочки, как поживает ее сирень, которую не видно из окна и Лилу ответила, что превосходно.

«Может и не соврала, а позаботилась», оправдывала себя Лилу. Просто любимый куст сирени в тетушкином палисаде зачах, а позаботится тетушка о нем не могла, она заболела и доктор прописал ей постельный режим. Вот и выходит, будто бы Лилу хотела позаботиться о старушке, но получилось, что соврала!

К кривому домику с желтой крышей Лилу привыкла даже быстрее чем к перекрашенной в зеленый цвет кухне. Так день за днем вся деревня и жители стали меняться до неузнаваемости. И каждый раз, когда девочка замечала изменения после очередного вранья, появлялся бугагашка со своей коронной фразой «Ничего, ничего к оладушкам же ты привыкла и к этому привыкнешь».

​Все бы ничего, но с какой-то поры, начали происходить совсем странные вещи. Лилу готова была поклясться, что сама видела, как «мама» положила школьный обед ей в портфель. Но как только она открыла его, что бы достать еду, из него вылетела летучая мышь и громко шурша крыльями направилась в открытое окно столовой. А когда Лилу после школы решила купить себе красивый леденец на палочке, он оказался горьким как горчица.

 

И совсем странный случай произошел, когда всем классом отправились на экскурсию в местный музей, но попали в цирк. Лилу даже не знала, смеяться ей или плакать.

 

Девочке стало совсем не до смеха, когда на утро следующего дня, чистя зубы перед зеркалом, она совсем себя не узнала. Со стеклянной поверхности зеркала, на Лилу взирала совершенно неизвестная ей девочка. Она корчила ехидные рожицы и вообще подозрительно походила на Флипфлопа.

 

От увиденного в кривом зеркале лжи, Лилу стало страшно. Теперь даже Флипфлоп не мог убедить ее, в том, что все в порядке и нужно только привыкнуть. Лилу отчаянно захотелось сбежать из дома, из деревни, из этого мира, туда, где все будет по-прежнему. Где «мама» будет ее настоящей любимой мамочкой, леденцы сладкими и вкусными, а блинчики блинчиками и не нужно будет привыкать ни к каким оладушкам.

Со слезами на глазах Лилу выскочила из дома и побежала туда, куда ноги сами понесли ее.

На Печном озере

 

Неподалеку от деревни, где жила Лилу, расположилось одно прекрасное озеро, которое напоминало девочке чашку с горячим молоком. И дело было не только в его форме, действительно напоминающей чашку, но и в воде, которая даже зимой не покрывалась льдом: от нее просто шел пар белого цвета, расстилающийся над всей поверхностью.

Папа говорил, что так происходит потому, что в глубине озера бьют горячие источники, которые не дают ему застывать. Однако, Лилу больше нравилась легенда, что на самом деле там, на глубине, водяной топит печку в своей маленьком тихом домике и пар над озером — это дым, который валит из трубы его подводного жилища.

А еще девочка любила это озеро зато, что в нем жили маленькие золотые рыбки. Ей очень нравилось с ними играть и кормить их, когда они приходили сюда втроем с мамой и папой.

Именно сюда, на Печное озеро и прибежала Лилу. Она уселась на причал и, свесив уставшие ножки в теплую озерную воду, перевела дух. Теперь девочка могла спокойно подумать обо всем произошедшем и решить, что делать дальше.

 

Жаль, что рыбок сегодня нет у поверхности ни одной — как будто они чувствуют, что Лилу сделала что-то очень плохое и не хотят показываться ей на глаза. А может быть, их распугал этот странный дедушка, который стоит возле берега и смотрит в воду?

Никогда раньше Лилу не видела его здесь: казалось, что он вообще нездешний. Слишком странно выглядел дедуля: облаченный в длинный темно-синего цвета дорогой бархатный плащ, он ни капли не боялся его замочить.

На голове у дедушки красовалась широкополая массивная шляпа, а на ногах крепкие черные сапоги. Наконец, на нем был широкий пояс с большими драгоценными камнями — разве ходят на речку в таком костюме? Если только чужаки или приезжие. Или...

 

Пока Лилу раздумывала о том, откуда мог взяться этот странный человек, старичок вдруг обернулся к ней и тихо произнес:

— Рыбки сегодня не показываются у поверхности. Очень жаль, наверное, их кто-то сильно напугал. Или может быть, они просто сильно расстроены? Как думаешь, Лилу?

Этого девочка услышать явно не ожидала: мало того, что дедушка знал про рыбок, так еще и по имени ее назвал.

— Откуда вы знаете, как меня зовут? — с любопытством и крайней степенью осторожности спросила Лилу.

— Я все знаю. На то я и Хранитель Правды, чтобы все знать.

— Хранитель Правды? — Лилу недоверчиво взглянула на дедушку, — А разве у правды бывают какие-то особенные хранители?

— Как видишь бывают. И очень даже бывают, когда кое-кто начинает очень много врать. Так много, что мир вокруг сильно меняется и все может закончится тем, что вселенная просто напросто исчезнет.

Вот так поворот! Дедуля, похоже, знал о том, что случилось. Может быть, он и про бугагашку что-то знает? И про то, как сделать так, чтобы ее настоящая мама вернулась?

— Дедушка, — немного напугано спросила Лилу, — Вы ведь наверняка знаете, что я сломала брошку и не сказала об этом маме. Правда? И теперь со мной подружился Флипфлоп, который говорит, что обманывать — это на самом деле очень хорошо.

 

Дедушка ничего не ответил, он просто достал из воздуха невероятной красоты хрустальный цветок, который переливался всеми цветами радуги и светился волшебным светом прямо изнутри. Хранитель протянул цветок девочке. И как только цветок оказался в руках у Лилу, он  в туже секунду рассыпался, обратившись в пепел.

«Ложь, опять одна лишь только ложь», подумала девочка едва сдерживалась от того, что бы не заплакать.

— Смотри, — сказал дедушка и достал из воздуха теперь уже настоящую живую розу.

Роза была очень красивой, хоть и не такой зачаровывающей как хрустальный цветок и на стебельке у нее были острые шипы, но зато она не рассыпалась, когда оказалась в руках у Лилу.

 

— Мир который ты создаешь из лжи, красив, но хрупок и недолговечен. А мир правды, он настоящий, и не обратится в пыль, когда к нему прикоснешься.

— Да, я уже поняла это, дедушка, — шмылага носом Лилу, — а что теперь делать дальше, как все вернуть назад?

— Эх, натворила ты дел Лилу, но мы это поправим.

 

И здесь произошло еще одно чудо. Хранитель Правды сложил ладони вместе, а потом раскрыл их словно крылья бабочки. В руках у него оказалась та самая сломанная брошка, с которой все началось. Лилу взяла ее и вопросительно посмотрела на Хранителя.

— А теперь попроси сокровищную фею починить ее, — подсказал дедушка и приподнял свою шляпу, из под которой вылетело маленько хрупкое существо.

Лилу вытянула ладошки вперед к феи и затараторила: — Пожалуйста, пожалуйста, почини ее.

Феечка опустилась на ладони к девочке и стала с задумчивым видом рассматривать брошку с разных сторон. В руках у феи были какие то маленькие инструментики, которыми она тщательно измерила брошку и в задумчивости почесала затылок. Потом вдруг неожиданно подпрыгнула и начала жестами показывать Лилу, что нужно сделать.

 

Лилу с любопытством наблюдала за действиями феи, и помогала, как могла. И вот спустя пару минут, на раскрытых ладонях девочки лежала починенная брошка, прямо как новая.

— Что нужно сделать с кустом сирени тетушки Зои ты, неверное,  и сама догадалась, — улыбнулся старик.

— Уже догадалась! Я обязательно полью его, сразу же, как только приду домой. И врать больше совсем не придется! Спасибо вам дедушка!

С этими словами Лилу начала зевать и тереть руками глаза, ее очень сильно потянуло в сон.

Тогда произошло последнее и самое главное чудо этого дня: прямо на берегу озера появилась детская кроватка, в которую Лилу охотно залезла, и как только ее голова коснулась подушки, тут же заснула.

 

 

Правда

 

— Лилу,  просыпайся! Пора завтракать!

Мамин ласковый голос доносился прямо из кухни, и Лилу тут же открыла глаза. Часы на стене показывали 9.45 утра, а, значит, она проспала довольно долго.

Стоп! Лилу подскочила в кровати, как ужаленная! Почему сейчас раннее утро? Отчего она лежит в своей кровати дома, а не на берегу озера? И где Хранитель Правды, и Флипфлоп? Почему все сейчас происходит так, как будто нескольких последних дней не существовало вовсе? И мама... Она снова зовет ее на кухню, но она ли это? Нужно срочно проверить! И Лилу выбежала из комнаты, взъерошенная и босая направившись прямо на кухню.

 

Мама стояла к ней спиной и переворачивала очередной блинчик.

— Лилу давай завтракать, а то блины простынут, — пошутила она и повернулась к дочке лицом.

Будто бы камень упал с плеч Лилу, потому что она увидела свою маму — самую лучшую маму на свете, так чудесно умеющую готовить блинчики, а не чужую женщину с красивыми глазами.

— Мамочка, милая, мамочка! Как же я по тебе соскучилась! — Лилу крепко обняла маму, прижавшись лицом к переднику.

Мама ласково улыбнулась и обняла дочку в ответ:

— Видимо, долго ты спала, раз так соскучилась!

— Да, то есть, нет… Вчера, когда ты уходила за молоком, мне так захотелось узнать, купили ли вы мне тот телескоп, о котором я тебе рассказывала! Я прокралась в комнату и залезла в ваш большой высокий шкаф.

Мам, я не специально, честно слово! Я не хотела, но все-таки сломала твою любимую брошку. Прости, что не рассказала тебе все сразу..., — Лилу всхлипнула и начала утирать слезы, — Ведь ты поможешь мне починить ее теперь, когда все знаешь?

— Конечно помогу, только я не понимаю о чем ты говоришь? Я только сегодня доставала ее, чтобы почистить, и с брошкой все было в порядке, — искренне удивилась мама.

Лилу не понимала, о чем говорит мама. Ведь она явственно видела, как сокровища из коробки рассыпались по полу, а из брошки выскочил камень.

— Она была у меня где-то здесь, давай посмотрим, — мама вытерла руки о передник и стала что то искать в кармане, — Я ее даже убрать не успела, потому что нужно было наготовить блинчиков к твоему пробуждению.

 

Девочка во все глаза глядела на брошь, которую мама держала в руках, и диву давалась: она действительно была целой! Ни царапинки, ни трещинки и даже никаких потертостей.

В этот самый момент ключ повернулся в двери и вслед за эти раздалось торжественное:

— Ну, кто меня встречать будет? Айда наперегонки!

Это приехал папа, которого они с мамой так долго ждали.

 

 

Самая сильная магия

 

Когда блины были съедены, все истории рассказаны, объятья и поцелуи розданы, а чай выпит до дна, Лилу смогла пойти к себе в комнату. Ей не терпелось окончательно расставить все по своим местам.

Она недоумевала, как так могло произойти, что все случившееся за последние дни с бугагашкой и незнакомой тетей на новой кухне, Хранителем Правды напрочь исчезли, будто их и не было. Но самое странное — это абсолютно целая брошь! Неужели ей все это действительно приснилось?

 

...Случилось ли это на самом деле или просто приснилось в неприятном сне, но все, что сказал ей Хранитель Правды, девочка очень хорошо запомнила. И вот, что Лилу решила: даже если всех этих странностей не было на самом деле, она никогда и ни за что не станет никого обманывать!

 

В это время мама и папа, оставшись одни на кухне, тихонько шептались:

— Ты знаешь, а наша Лилу действительно повзрослела, — сказала мама, поглядывая в сторону дочкиной комнаты.

— Я знаю, что она совсем большая, — сказал папа, — Но почему ты говоришь об этом именно сейчас? Потому что у нее скоро день рождения?

— Она стала совсем большой потому, что ощутила красоту правды!

Мама очень тепло улыбнулась и взяла из верхнего кухонного шкафчика тетрадку, она хотела записать туда особенную дату — сегодняшнее число.

Ведь повернуть время вспять – это обычное волшебное дело, а научиться ценить правду – область магии высочайшего порядка.

КОНЕЦ