Автор текста: Оксана Ершова

 

Неожиданные гости

 

Вы бывали когда-нибудь в Сладкогорной долине? В той самой, где сладкогорцы делают самый сладкий, тающий во рту сахар? Сахар мелкими крупинками, большими кристаллами, похожими на подземные цветы, кубиками всевозможных размеров, идеально круглыми горошинами… Белый-белый или голубоватый, как снег на горных вершинах, нежно-розовый, прозрачно-жёлтый или красно-коричневый…  А ещё в долине делают лёгкую, как пух сладкую вату и фруктовую сахарную пудру  – огромные нежные шары на длинных палочках, лакомство, которое любят взрослые и дети.

 

Конечно, посмотреть на сахар можно в магазинчиках, но это совсем не то. Увидеть своими глазами, как делается сахар, побывать на Сахарной горе, где растут удивительные растения, которые сладкогорцы собирают круглогодично, – вот настоящее чудо! Лилу мечтала об этом весь год и с нетерпением ждала весенних каникул.

 

Экскурсии в Сладкогорную долину и на Сахарную гору проводились нечасто, а попасть в сахарное царство могли только подростки и взрослые: не так-то просто карабкаться по склонам Сахарной горы, помогать сладкогорцам делать сахар и собственноручно крутить на палочки сахарную вату! Говорят, там нередко можно увидеть самых настоящих магов, что прилетали в Сладкогорию за особыми сахарными кристаллами, сделанными из хрупких Сахарллинов – редких цветов, растущих на самых крутых склонах.

Лилу предвкушала сказочную поездку и мечтала: совсем скоро, всего через два дня, она увидит собственными глазами то, о чём читала в книжках. Рюкзак почти сложен, одежда подобрана. Надо попросить маму, чтобы она напекла в дорогу пирожков и пушистых булочек в новой папиной робопечке. Можно будет угостить друзей, экскурсовода и…

– Лилу, очнись! - это мама стоит на пороге комнаты.

Лилу нехотя вынырнула из своих мыслей и посмотрела на маму.

– Не хотелось бы тебя огорчать, но только что по глассофону звонила тётя Анжелика. Завтра она приезжает в Большие Озёра вместе с Тедди, твоим маленьким двоюродным братом.

– Жалко, что я с ними почти не пообщаюсь, – пробормотала Лилу, покрепче прижимая к себе рюкзачок.

Мама покачала головой:

– Мне жаль, Лилу, но поездку в Сладкогорию придётся отложить. Анжелика приезжает по делам, нам с папой тоже необходимо отлучиться. А малышу Тедди нужна компания.

Малышу? Компания?.. Лилу не сразу поняла, что только что разбились её мечты.

– Как же так? – растерянно спросила девочка. – Об этой экскурсии я мечтала целый год!

Мама погладила Лилу по голове:

– Не всегда получается так, как мы хотим. Нам нужна твоя помощь, а Сладкогория никуда не денется, мы съездим туда все вместе через неделю, я обещаю. Тем более, ты никогда не видела Тедди, будет возможность пообщаться с братишкой.

– Не хочу! Не буду! – запротестовала Лилу, чувствуя, как подступают горькие слёзы.

Мама присела рядом и посмотрела дочери в глаза:

– Знаю, ты расстроена. Но кроме тебя некому помочь. Представь только, как одиноко будет четырехлетнему мальчику, который вдруг окажется совсем один в незнакомом месте?

Лилу шмыгнула носом, отложила в сторону рюкзачок и вытерла ладошками мокрые глаза:

– Да уж… представляю. Бедный малыш. В таком возрасте нельзя оставлять детей без присмотра. Жаль, что нельзя взять Тедди на экскурсию.

– Зато ты сможешь почитать братишке свои любимые сказки и попробовать мороженое из новой мороженицы, которую заканчивает делать папа.

 

Лилу тяжело вздохнула: не так-то просто расстаться с мечтой, которая вот-вот могла осуществиться. С другой стороны, она никуда не делась, и когда-нибудь Лилу всё же побывает в легендарной Сладкогории.

Тётя Анжелика примчалась на самоходном дилижансе на следующий день, сразу после завтрака. Лилу почти не помнила тётушку, знала только, что она – младшая сестра мамы, очень деловая и вечно спешащая.

Лилу была ещё совсем маленькой, когда тётя после школы уехала учиться. Затем Анжелика вышла замуж, а через год из города на Пяти Холмах пришло известие, что родился Тедди.

 

Тётя с дядей Энтони строили станции для дилижансов и прокладывали новые маршруты. Вот и сегодня тётушка прикатила, чтобы решить какие-то очень важные взрослые дела.

Анжелика выпорхнула из ярко-розового дилижанса, лучезарно улыбнулась, помахала рукой, а затем, сдвинув солнечные очки на лоб, кинулась обнимать Лилу,  маму и папу. Пока взрослые обменивались приветствиями и радовались встрече,  Лилу во все глаза смотрела на сверкающий дилижанс. Вот слегка приоткрылась задняя дверца, вначале показалась копна золотистых кудряшек, затем малыш поднял голову и важно сдул завитки со лба. Из-под золотых локонов показались два черных блестящих глаза и внимательно посмотрели на Лилу. Девочка засмотрелась на маленького братишку: розовые щёчки с ямочками, нос-кнопочка, пухлый рот – какой же он очаровашка! Ну, прям настоящий ангелочек!

 

Пока Лилу глазела, «ангелочек», пыхтя, успел выкатиться из дилижанса, спотыкнуться о собственные развязанные шнурки, растянуться на мокрой траве и издать душераздирающий вопль. Лилу и взрослые кинулись к малышу, который, разбросав руки, истошно орал, даже не пытаясь подняться.

– Теодор, я же говорила тебе: нельзя выходить без спроса из кабины! – тётя Анжелика опередила всех, ловко подхватила орущего ребенка, отряхнула малышу курточку и вытерла грязь с румяной щёчки белоснежным платком.

– Не говорила, не говорила! – запротестовал Тедди. Слёзы крупными горошинами катились из глаз, висли на мокрых ресницах, текли по щекам и капали на куртку.

– Где болит, сынок? – заворковала тётя, нежно вытирая слезы с лица своего чада. – Здесь? Здесь? А может, здесь?.. После работы мама поедет в магазин и обязательно купит тебе пароход. Да-да, тот самый, о котором ты мечтал!

Малыш горестно всхлипнул, шмыгнул носом и спросил:

– Правда?

– Правда-правда! – пообещала Анжелика и поцеловала сына в щеку.

Малыш тут же успокоился и улыбнулся. Лилу поразилась, как быстро высохли слёзы на глазах у сорванца.

– А теперь давай знакомиться с родственниками. Это твои дядя Идэн и тётя Шантрэ, а это сестрёнка Лилу. Она сегодня останется с тобой, и если будешь хорошо себя вести, то вечером я привезу твои любимые сладости.

Малыш насупил брови:

– Не хочу! – громко изрёк он и сердито посмотрел на маму.

– Но мы же с тобой договаривались? Маме некогда, у мамы есть дела, а с Лилу тебе будет весело. Она покажет тебе дом, вы поиграете. Ну же, Теодор, это только до вечера.

– Ну ладно, так уж и быть, – со вздохом согласился Тедди. – Только не забудь про пароход и сладости. И поставь меня на землю, я уже не маленький!

Лилу видела, как переглянулись родители и как мама покачала головой. В это время малыш получил свободу, смело подошёл к девочке и взял её за руку.

– Меня зовут Тедди, – важно представился мальчишка.

Сверкнули черные лукавые глаза, на розовых щёчках появились ямочки. Малыш улыбнулся так широко и заразительно, что Лилу вмиг забыла о мальчишечьей выходке, улыбнулась в ответ и, присев на корточки, сказала:

– А я Лилу. Здравствуй, маленький братишка Тедди. Я очень рада, что наконец-то смогла с тобой познакомиться. Пойдём, у нас много интересного впереди.

 

 

Малыш Тедди и Лилу остаются одни

 

Лилу вполуха слушала торопливые наставления мамы про обед и дневной сон для Тедди, про то, куда они с братом могут отправиться погулять и чем развлечься. Мама торопилась, а Тедди, казалось, не смущало, что он попал в незнакомую обстановку. Стянув куртку и ботинки, малыш тут же принялся исследовать всё вокруг. За пять минут, пока Лилу общалась с мамой, он успел расколотить стеклянную вазочку в коридоре, стащить папин огромный ключ от мастерской, разбросать по комнате мячи для гольфа. Казалось, внутри четырехлетнего мальчишки живут бесконечные батарейки и энергия разрушения.

– Что ты делаешь? Так же нельзя! – возмутилась девочка, на ходу пытаясь собрать осколки, мячи и отобрать у сорванца ключ. Как только ключ удалось забрать из цепких детских ручонок, Тедди открыл рот и заревел, как сирена:

– Отдай! Это моё!

– А вот и нет. Это ключ от папиной мастерской. Его трогать нельзя!

Тедди упал на пол, завопил ещё громче и беспорядочно начал колотить руками и ногами по ковру.

– Моё! Моё! – выкрикивал мальчишка и горько-горько плакал.

Лилу растерялась. Ещё ни разу ей не приходилось сталкиваться с ребёнком, который бы вёл себя так возмутительно.

– Твоими могут быть вещи, которые принадлежат тебе, Тедди. Игрушки или книжки, например. А чужие вещи брать без спросу нельзя.

Лилу присела рядом с малышом, но даже не попыталась его успокоить. Что-то подсказывало ей, что потакать буйным капризам мальчишки – это неправильно.

– Ты обещал маме вести себя хорошо. Ведь ты же хочешь получить свой пароход? А как же ты его получишь, если без конца шкодничаешь и ревёшь, как девчонка?

Тедди притих, но не спешил вставать с ковра. Он всхлипывал и тёр кулачками глаза.

– А что же здесь моё, если всё чужое? – спросил малыш, не поднимая головы.

Лилу задумалась. А ведь и правда: когда всё вокруг незнакомое, как правильно вести себя, если хочется потрогать, пощупать незнакомые вещи?

– Давай, поднимайся. У меня в комнате много разных игрушек. А ещё у меня есть книжки с картинками.

Тедди засопел, затем заинтересованно посмотрел на Лилу и протянул ладошку. Девочка перевела дух. Не так-то просто, оказывается, приглядывать за младшими братьями.

 

Лилу привела Тедди в свою комнату. Малыш на мгновение замер, а затем с восхищением начал трогать все вещи подряд.

– Вот игрушки, карандаши, чтобы рисовать. А это книжка со сказками. В ней много красивых рисунков.

И тут зазвонил глассофон: одноклассники спрашивали, почему Лилу не пришла на встречу перед поездкой в Сладкогорию. Лилу рассказала, что забыла предупредить: на экскурсию она не едет, потому что приехала её тётя и маленький Тедди.

– Тёте Анжелике надо работать, а Тедди не с кем оставить, поэтому увлекательная поездка для меня откладывается, – вздохнула девочка.

– Не огорчайся, Лилу. Мы привезём тебе сувениры, сладкую вату и обязательно расскажем обо всём интересном, что там будет, – приободрил подружку Робин.

Лилу ещё раз вздохнула: лучше, конечно, всё увидеть своими глазами…

Глассофон, мигнув лампочкой, замолчал, Лилу обернулась и ахнула: Тедди, вооружившись ножницами, вдохновенно вырезал картинку из книжки.

– Нельзя! Ты же испортил книжку!

Девочка выхватила у сорванца ножницы, но было уже поздно: неровно вырезанный рисунок остался у мальчишки в руках. Кроме этого, рядом валялся её любимый заяц с оторванным ухом, а на обоях красовались художества Тедди.

– Что ты натворил?! На стенах рисовать нельзя! Ты испортил обои. Зайцу ухо отрывать нельзя! Ты испортил мою любимую игрушку! Почему ты не можешь играть, как все нормальные дети?

Лилу увидела, как задрожали у мальчишки губы, а на ресницах повисли слёзы.

– Нельзя, нельзя, нельзя… всё время нельзя! Ты сама дала мне карандаши, книжку и игрушки. Ты разрешила! А теперь кричишь: «Нельзя»! А вот Риччиус говорит, что можно делать всё, что захочешь.

Лилу присела рядом с Тедди и осторожно погладила его по золотым кудряшкам:

– Ну, и кто же у нас такой умник? Кто такой Риччиус, который разрешает делать всё?

Тедди насупился и сложил руки на груди:

– Он мой друг. Мне всегда с ним хорошо и весело.

– Давай я догадаюсь, кто он такой, – улыбнулась Лилу, – спорим, что он бугагашка? Маленький проказник, похожий на тебя?

Тедди открыл от удивления рот и захлопал длиннющими ресницами:

– Откуда ты знаешь?

– Оттуда, – Лилу заговорщицки подмигнула брату, – как только что-то идёт не так, обязательно нужно поискать, не спрятался ли где-то поблизости бугагашка. А ещё  открою тебе секрет: я немножечко волшебница и могу кое-что видеть в глазах маленьких мальчиков.

– Врёшь, – усомнился Тедди.

– А вот и не вру! Риччиус, выходи, мы знаем, что ты здесь!

– Да я вовсе и не прячусь. Больно надо, прятаться ещё.

Бугагашка Риччиус сидел на письменном столе и невинно хлопал огромными голубыми глазищами. Он болтал ногами, нюхал цветок азалии, бессовестно сорванный из горшка, что стоял на подоконнике, и радостно улыбался.

Риччиус напоминал мягкую игрушку: пухленький, в льняном комбинезончике, с тёмными локонами до плеч. На голове – кепка, надетая задом наперед. На лоб падает прядь волос, которую проказник сдувал с глаз.

«Вот у кого Тедди научился этому», – подумала Лилу, но вслух ничего говорить не стала.

– Ну, и какой же ты друг, если учишь Тедди поступать неправильно?

– Почему это неправильно? – возмутился Риччиус. – Всегда нужно делать то, что хочешь, иначе никогда ничему не научишься или не получишь того, о чём мечтаешь! Вот ты, например, мечтала поехать на экскурсию в Сладкогорию. Целый год вздыхала и ждала. А в результате все твои друзья и одноклассники поедут, а ты просидишь дома с Тедди. А ведь если бы захотела по-настоящему, завтра уже увидела бы Сахарную гору, крутила сладкую вату на палочке, разговаривала с магами и гладила драконов.

– Что значит, по-настоящему? – оторопела Лилу. – По-твоему, мне надо было упасть, как Тедди, и биться головой об пол, чтобы получить желаемое?

Риччиус потёр переносицу, сморщил носик и, выставив указательный палец, ответил:

– Ну, почему сразу на пол? Так маленькие делают. Можно было расплакаться, умоляюще сложить руки, поклянчить. И мама тебя отпустила бы.

– А как же Тедди? Кто остался бы с ним? – Лилу не могла поверить своим ушам: надо же, Риччиус предлагал манипулировать и сыграть на чувствах мамы, чтобы увильнуть от ответственности и уехать развлекаться.

Риччиус демонстративно понюхал азалию:

– Да какая тебе разница, кто остался бы с мальчишкой? Попросили бы соседскую старушку посидеть. Или наняли бы няню на время.

– Не хочу няню! – запротестовал Тедди. – Они вечно кричат и наказывают!

– Ну, дружок, ты остался с Лилу, не так ли? Она лучше чужой няни, потому что твоя сестра, правда, не очень далеко ускакала: тоже кричит и не разрешает делать то, что хочется. Смотри, какую ты красивую картинку нарисовал на стене. А она – ай-ай-ай – не оценила, выругала. И ухо зайцу оторвал, потому что тебе было интересно, что же там такое мягонькое спрятано внутри. А она опять сказала противное слово «нельзя». И картинку ты вырезал из книжки, потому что хотел приклеить замечательный замок на стену, туда, где как раз не хватало твоему художеству красивого дома. И что сделала Лилу? Правильно, отобрала ножницы и выругала.

Лилу во все глаза смотрела на Риччиуса, хотела возразить, но слова не шли с языка. Риччиус разглядывал Лилу лукаво, но внимательно. А в какой-то момент девочке показалось, что маленький человечек подмигнул ей.  От неожиданности Лилу встрепенулась, ещё раз внимательно посмотрела на бугагашку, но тот уже не обращал на неё никакого внимания, продолжал болтать ногами, нюхать цветок и сдувать прядь волос с глаз.

– Ладно, засиделся я тут, заболтался. А меня ждут другие дела и детишки. Многим ещё нужно рассказать, что главное в жизни – всегда получать то, чего очень хочется!

 

С этими словами Риччиус ловко вскочил на ноги, притопнул по столу башмачком с развязанным шнурком, хлопнул в ладоши и исчез. Только нежно-розовая азалия осталась лежать на поверхности, напоминая, что бугагашка всё же не приснился, а действительно был в комнате и с невинным видом рассказывал возмутительные вещи.Лилу задумалась о словах Риччиуса. И так сильно задумалась, что не заметила, как Тедди вытянул ящик и разбросал всё его содержимое по полу.

Лилу и Теддины капризы

Как извлечь чертёнка из ребенка

 

Очень скоро комната стала напоминать свалку, но Лилу, крепко задумавшись, не обращала внимания на бесчинства двоюродного братишки. Разбросав всё, что можно, Тедди заскучал.

– Лилу, я хочу кушать, – мальчишка подергал задумавшуюся девочку за руку.

Лилу очнулась, обвела комнату грустным взглядом и вздохнула:

– Пойдём, я тоже проголодалась. А у нас много разных вкусностей припасено.

Тедди встрепенулся.

– Конфеты, печенье, мороженое!

– Нет, – возразила Лилу, – картофельное пюре, котлета и салат.

– Не хочу, не буду! – завопил мальчишка. – Фу! Я хочу вкусностей!

 

И тут Лилу осенило. Ах, какой всё же коварный бугагашка Риччиус! Но ведь я старшие и умнее маленьких мальчиков, поэтому могут  научить малыша всему. И не обязательно для этого кричать и запрещать всё на свете!

Лилу не стала обращать внимания на кричащего Тедди, просто взяла его за руку, а не потянула за собой упирающегося упрямца.

– А кто сказал тебе, что картошка – это невкусно? У нас ведь не простое пюре! Ого-го, какое у нас картофельное пюре! Папа привез картофель из далёкой страны. Там небо обнимает землю, а солнце улыбается растениям. Когда надо – идёт дождь. Когда влаги достаточно, солнце привязывает лучи к стеблям, и травы, деревья, цветы растут быстро-быстро. И картошка тоже. А феи земли, пролетая, рассыпают из волшебных палочек искры роста и силы. И тот, кто ест эту картошку, становится сильным и храбрым.

 

Лилу искоса глянула на Тедди. Тот уже не сопротивлялся, а добровольно шел вслед.

– Но эту картошку нельзя кушать непослушным детям. Вот нельзя и всё! Ну, зачем тебе, Тедди, становиться храбрым и сильным? Ты же ведь не хочешь?

– Хочу, хочу, хочу! – быстро-быстро забубнил мальчишка. – А котлета?

– А в котлету мама добавляет специи – душистые травки, что растут на берегу Цветочного озера –  самого  большого водоёма в нашей деревушке. Так вот, кто ест такую котлету, хорошо спит днём. А ведь все знают: во время дневного сна детишки быстрее растут. Но ты же не хочешь расти и взрослеть, да, Тедди?

– Хочу! Я хочу быть сильным, как папа.

– Неееет, тебе нельзя! Ты когда-нибудь видел, чтобы взрослые разбрасывали вещи и не убирали? Ты видел когда-нибудь, чтобы папа падал на пол и ревел, когда ему чего-то не достаётся?

Тедди остановился и нахмурил брови:

– Скажешь тоже… Папа большой. Он и так берёт все, что ему нужно.

– Он отнимает у тебя или мамы пирожные, когда ему очень хочется?

Тедди нахмурил лоб и притих. Лилу чувствовала, как шевелятся его мысли.

Пока братик задумался, девочка посадила его за стол и разогрела обед.

– А салат? – потребовал Тедди.

Лилу хитро прищурилась:

– Ну, вот салат тебе точно нельзя. Капусту тётушка Аннабель поливает лунной росой и удобряет лунной пылью, чтобы девчонки и мальчишки любили читать книжки.

– Я тоже люблю, когда мне читают книжки, – сказал Тедди и с удовольствием набросился на еду. Он смёл картошку и котлету, сжевал весь салат и потребовал добавки.

– А ещё у меня есть волшебный компот из вишен. Но вряд ли ты его захочешь. Кто его пьёт, учится правильно завязывать шнурки на ботинках.

– Давай компот, – вздохнул мальчишка. – Мама показывала мне, как шнурки завязывать, но у меня не получилось. И я рассердился. Сказал, что буду ходить так. Что мне нравится, когда шнурки развязаны.

– Нет-нет! – запротестовала Лилу. – Шнурки сами по себе не завязываются! Этому нужно учиться. А вдруг опять сразу не получится? И вишни будут пищать у тебя в животе, плакать, что ты их не слушаешь!

– Я постараюсь. Что я, совсем глупый, что ли? – возразил сорванец и выхватил стакан с компотом.

– А теперь надо вымыть руки и умыться. Ведь мы пойдём смотреть, какие цветы сейчас растут на берегу Цветочного озера.

– Вообще-то мама говорила, что руки надо мыть перед едой, – хитро улыбнулся Тедди, украдкой вытирая руки о джинсы.

– Ой, ты прав, мы совсем забыли помыть руки перед едой! Но если ты не умоешься теперь, цветы не захотят показываться грязнуле. Спрячутся.

– Ладно, так уж и быть, – вздохнул малыш. Только без мыла! Оно щиплется!

– Это потому что ты трёшь глаза мыльными руками. А на самом деле, ничего оно не щиплется. Пошли, я научу тебя пускать мыльные пузыри.

Тедди настолько понравилось из ладошек выдувать радужные шарики, что Лилу снова пришлось немножко схитрить, чтобы вытянуть юного исследователя из ванной:

– Ой, вишни уже пищат. Хотят, чтобы ты шнурки научился завязывать! Да и цветы спрячутся, если мы не придем вовремя.

Лилу показала Тедди, как правильно завязывать шнурки. Сообразительный малыш сопел и очень старался. Он развязывал и завязывал шнурки сам! И пусть бантики получились с ушками разной длины, зато Тедди научился их завязывать.

– Спасибо, вишенки, вы помогли мне! – сказал мальчишка и похлопал себя по животику.

– Спасибо вишням, – девочка улыбалась, глядя на довольного брата.

– И Лилу, - согласился Тедди. – Ты показала, как вяжутся бантики. Спасибо!

– Ты молодец, Тедди! – похвалила Лилу братишку и ободряюще взъерошила кудряшки.

Всю дорогу до озера Лилу и Тедди разговаривали. Девочка занимала брата забавными историями, Тедди расспрашивал и рассматривал всё вокруг, поэтому ему некогда было капризничать: он шел за своей старшей двоюродной сестрёнкой, как приклеенный. Он увидел много нового, нарвал букет для мамы и домой уже шёл, еле переставляя ноги, но не возмущался. Да и как может возмущаться мальчик, если он съел волшебную картошку, котлету и хочет стать храбрым и сильным?

 

Пока Тедди умывался, Лилу прибрала в своей комнате и разложила постель. Сияющий чистотой малыш плюхнулся на кровать и потребовал:

– А теперь сказку почитай!

– Как же я почитаю тебе сказку, если ты испортил страничку в книжке? – задумчиво спросила Лилу, вертя в руках нарисованный замок. – На обратной стороне листа живут буквы, а из них складываются слова сказки.

– А я всё испортил… – малыш готов был разреветься. – Я же не знал!

– Зато теперь знаешь. Плохо, что книжка останется со шрамами. Вот, совсем как твоя коленка, – сказала Лилу и погладила шрамик на ноге брата. Тебе было больно?

– Агаааа.

– Вот точно так больно и книжке. Но не расстраивайся, я попробую её полечить.

Лилу достала прозрачный скотч и аккуратно соединила порезанную страницу. Тедди зачарованно смотрел, как Лилу «лечит» книгу.

– А мне можно?

– Конечно, можно.

И Тедди тоже прилепил полоску скотча к разрезу, а Лилу не забыла его за это похвалить. Затем девочка начала читать сказку, но много прочесть не успела: малыш, переполненный впечатлениями  сегодняшнего дня, уснул.

А после дневного сна Лилу показала брату, что рисовать можно в альбоме, а ещё в раскраске, которую они купили во время прогулки. Затем вместе вырезали зверушек из раскраски и устроили настоящий кукольный театр. Потом посмотрели, что у зайца внутри уха, и Лилу пришила заячье ушко на место.

 

Взрослые застали детей во дворе: они рисовали мелом на асфальтированной дорожке и Лилу объясняла брату, что мел можно потом легко смыть водой из шланга. Не то, что карандаши, которыми он разрисовал обои…

Тётя Анжелика всплеснула руками и ахнула:

– А я думала, Тедди целый день будет изводить тебя своими капризами! Только что не по его – сразу плачет и делает наоборот!

– Неправда! – защитилась за брата Лилу. – Тедди хороший и умеет слушаться.

Тётя Анжелика не знала, что ответить племяннице. Она лишь прижимала к груди пакет со сладостями и большой красивый пароход – игрушку, которую она пообещала малышу.

– Мама, а я сегодня научился завязывать шнурки. А ещё я ел волшебную картошку, пил волшебный компот и нарвал на озере для тебя букет цветов!

Малыш ухватился за мамину ладонь и повёл её в дом, рассказывая обо всех своих приключениях. Хороших и не очень. И мама слушала его, задавала вопросы. Восхищалась и была немножко в растерянности… А сладости Тедди честно поделил на всех, ведь ему так понравилось вести себя по взрослому, как папа…

 

Тетю Анжелику не переставал волновать вопрос: как Лилу смогла уговорить Тедди слушаться? По этому, когда маленький братик уснул, Лилу рассказала тёте, что постоянными запретами и словом «нельзя» только разжигается упрямство, что душевный разговор, поддержка и немножко хитрости помогают творить чудеса.

–Ты молодец, Лилу, – похвалила дочку мама. – Я горжусь тобой. Мы с папой немножко опасались, что ты не справишься, но ты смогла понять малыша и научить его различать, что можно делать, а чего – нельзя.

– На самом деле, мне подсказал бугагашка Риччиус, сам того не желая,– призналась маме Лилу.

Мама рассмеялась:

– О, да! Бугагашки – они такие! Я рада, что ты всё поняла правильно.

 

А через три дня Тедди снова ревел, стоя рядом с блестящим розовым дилижансом. Но плакал малыш не потому, что капризничал. Просто ему очень не хотелось уезжать.

– Не плачь, Тедди. Теперь мы будем часто видеться, – успокаивала братишку Лилу. – Ты будешь приезжать к нам в гости, а мы обязательно приедем к вам.

– Из-за меня ты не поехала в Сладкогорию, – всхлипнул малыш, обхватывая ручонками ноги Лилу.

– И совсем об этом не жалею, – твёрдо сказала Лилу и крепко поцеловала Тедди в щёчку. – Если бы я уехала, то могла бы не узнать, какой у меня умный, смышлёный и талантливый двоюродный братик!

– Правда?.. – неуверенно спросил Тедди и залился краской, вспоминая, как вёл себя в самом начале их знакомства.

– Правда! Ты замечательный! Никогда не забывай об этом, особенно, когда захочешь повредничать.

Лилу подмигнула брату, усадила его в кабину, поцеловала тётю Анжелику, услышала тихое «спасибо» и ещё долго-долго махала вслед удаляющемуся самоходному дилижансу. До тех пор, пока машина не превратилась в крохотную точку и не исчезла из виду.

 

С тех пор как Тедди познакомился с Лилу, бугугашка Риччиус стал навещать его все реже и реже. Теперь у Тедди появились новые друзья и интересные занятия. А бугагашке ничего не оставалось, как найти себе нового друга.

 

КОНЕЦ